Депутат Государственной Думы Федерального

Собрания Российской Федерации седьмого созыва

Почему я не поддержал проект закона об изменениях в УПК

Вы здесь

Публикация
20 октября 2014

В последние годы в законодательной работе обеих палат российского парламента сложилась такая практика, что все существующие вопросы и разногласия парламентарии стараются урегулировать в процессе подготовки законопроекта к рассмотрению. Поэтому в большинстве случаев на пленарном заседании сенаторы голосуют единодушно.

Но с законопроектом «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» — был тот редкий случай, когда я не проголосовал за одобрение.

Этот документ отменяет действовавший в последние несколько лет порядок, когда уголовные дела по налоговым преступлениям возбуждались только на основе материалов налоговых органов. То есть теперь правоохранительные органы могут возбуждать уголовное дело на основе данных оперативно-розыскных мероприятий.

Еще, будучи депутатом Государственной Думы РФ пятого созыва, я был руководителем Рабочей группы по подготовке законопроекта, исключающего внепроцессуальные права органов внутренних дел, касающиеся проверок субъектов предпринимательской деятельности. Нами тогда была проделана большая законотворческая работа для снижения давления на бизнес и созданию дополнительных барьеров для возможных коррупционных действий.

Поэтому сегодня я испытываю большие опасения, что принятие новых изменений в УПК отрицательно повлияет на инвестиционный климат. А также поддерживаю мнение тех участников дискуссии, развернувшейся вокруг этого закона, что в современных российских реалиях нельзя исключить коррупционную составляющую. Этот закон снова усиливает давление на бизнес. 20 лет идет война бездушной государственной машины с частью наиболее активного населения – предпринимателями. И государство пока выигрывает. Предприниматели оказываются часто в положении обороняющихся, вынужденных бояться.

Никто не говорит о безнаказанности, с налоговыми и экономическими преступлениями бороться надо, но необходимо разграничивать тяжкие уголовные преступления, преступления против личности, убийство, насилие и налоговые преступления. Это явления разного порядка. Не должны предприятия и организации, многотысячные коллективы зависеть от мнения и настроения отдельно взятого следователя.

Аргумент о том, что в результате отмены прав следователей возбуждать налоговые дела без санкции налоговых органов резко сократилось количество уголовных дел по налоговым преступлениям, кажется мне недостаточно веским. Что важнее? Красивая статистика по регистрации уголовных дел или развитие предпринимательства? Количество посадок или налоговые поступления в бюджет?

Надеюсь, что спустя какое‑то время, по результатам правоприменительной практики, будут найдены компромиссные решения и внесены изменения в законодательство, облегчающие жизнь российскому бизнесу.

ПОДЕЛИСЬ ЗАПИСЬЮ